HP: Draco dormiens nunquam titillandus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Draco dormiens nunquam titillandus » В стенах школы » Берти Боттс, квоффл и костерост


Берти Боттс, квоффл и костерост

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2F4yv.jpg http://funkyimg.com/i/2F4yw.png http://funkyimg.com/i/2F4yx.jpg

Название эпизода: Берти Боттс, квоффл и костерост
Действующие лица: Ernie Mcmillan, Aspen Chambers
Дата и место: 17 сентября 1995 года.
Общее описание: История о том, как одним ясным осенним днем матч Рейвенкло-Пуффендуй закончился попаданием квоффла прямо в лицо одному из зрителей. В итоге виновник трагедии и пострадавший, оказавшийся на больничной койке, знакомятся поближе в декорациях больничного крыла.

+1

2

Эрни был поклонником квиддича. Он регулярно посещал все матчи своего факультета, а иногда и те, в которых Хаффлпафф не участвовал. Ему нравилась атмосфера единства, царившая на трибунах, то, как все в едином порыве испытывали то ликование победы, то горечь поражения, и разделяли это поровну. Народ делился солеными орешками, а потом всю неделю обсуждал игру и ее исход. Как ни крути, квиддич был важной частью школьной жизни, а Кубок школы, например, и вовсе большим событием. Но до него еще нужно было дожить. А начинался год с межфакультетских соревнований.
В начале сентября на пятом курсе вышло так, что открывали игровой сезон Хаффлпафф и Рейвенкло, поэтому Эрни запасся угощением и настроился получить максимум удовольствия от игры.
Еще летом вместе со стандартным письмом из школы, включающим список учебников и необходимых принадлежностей, Эрни получил весть о том, что он выбран старостой факультета. Новость захватила его настолько, что всю дорогу до школы он полировал значок и препирался с Малфоем, который использовал свое звание для того, чтобы шпынять первокурсников. Ну и еще горячо обсуждал новую должность с Ханной Аббот, которая была назначена с ним в пару.
За исполнение обязанностей Эрни взялся со всей (и по мнению профессора Спраут даже излишней) старательностью. Это отразилось в том числе и на злополучном матче.
Стояла чудесная солнечная погода. Начало осени выдалось сухим и теплым, а потому матч пришла смотреть вся школа. На трибунах яблоку было негде упасть.
Эрни взял с собой любимых конфет – несколько пакетиков Берти Боттс. Он наслаждался и конфетами, и красочной игрой до тех пор, пока сидящие ниже первокурсники не принялись дурачиться и мешать окружающим. После нескольких замечаний со стороны Эрни решил, что настало время проявить свои лучшие качества в новой роли. Он достал конфеты и, спустившись к детям, решил угомонить их сделкой, дав им конфеты за молчание и хорошее поведение.
И вот, увлеченной этой раздачей и попутными наставлениями вполголоса, он единственный в этой части трибун стоял, а не сидел. Правда, стоял недолго. Резкий крик: «Берегись!» справа и указывающая куда-то в небо рука сыграли роковую роль. Эрни выпрямился во весь рост и вскинул руки, рассыпав конфеты, но не успел: летящий квоффл оказался быстрее и ударил его прямо по согнутой в спешке руке, которой он прикрывал лицо.
Дальше Эрни ничего не помнил. Он очнулся через несколько часов в больничном крыле от того, что рядом раздавалось добродушное ворчание мадам Помфри. Одна его рука была накрепко замотана и подвязана.
- Ну, дорогой, - сказала она, - теперь сделай пару глотков и отдохни. Я скоро приду.
Свободной рукой Эрни ощупал лицо. Кажется, все было на своем месте. Рядом с ним на тумбочке стоял «Костерост».

+1

3

Когда ноги Аспена коснулись земли, он был готов провалиться от стыда. Надо же, первая игра и сразу так неудачно! Теперь ему никогда не забыть пронзительный свист мадам Хуч и взволнованный «ох», прокатившийся по трибунам, когда квоффл прилетел в лицо Эрни Макмиллана. Теоретически – это не было виной Аспена, потому что он собирался бросить квоффл Дэвису, но бладжер врезался в метлу и развернул её на девяносто градусов.  Практически – Чэмберс всё равно чувствовал себя виноватым за то, что не успел сориентироваться и причинил кому-то вред. Не так он представлял себе первый выход на поле. Хотя золотой снитч в итоге достался ловцу Хаффлпаффа, это не могло расстроить Аспена ещё больше. Чувство вины перед несчастным Макмилланом снедало его так сильно, что все колкие замечания и уместные похвалы Дэвиса были пропущены мимо ушей.
- Расслабься, Чэмберс, - Корнер дружески похлопал его по плечу, - ты же никого не убил.
Хотел бы Аспен быть таким же беспечным! Одна мысль о том, что кого-то отправили в больничное крыло из-за его оплошности, приводила в ужас, поэтому, надо было поскорее придумать способ загладить свою вину. Кроме того, Чэмберс намеревался проведывать старосту Хаффлпаффа ещё несколько дней после выздоровления, чтобы своими глазами убедиться в том, что не осталось других последствий.
Надеясь хоть как-то завоевать расположение потерпевшего, Аспен отправился в «Сладкое королевство» сразу после матча, миновав дружеские посиделки в гостиной. У разноцветных прилавков глаза разбегались – хотелось знать наверняка, что из такого обилия сладостей предпочитает Макмиллан, если он вообще ест сладкое. Хотя, кто его не ест? Сам Чэмберс может без особых усилий оприходовать целую упаковку шоколадных котелков, а когда коробка опустеет, с разочарованием подумать: «Это что, всё?»
Послонявшись вдоль выложенных штабелями ирисок и шоколадных плиток, Аспен остановил свой выбор на желатиновых червячках, «Берти Боттс» и паре шоколадных лягушек, потому что шоколад никогда не бывает лишним. В конце концов, если Макмиллан его не ест, лягушек всегда можно вернуть Чэмберсу, он-то знает, что с ними делать.
Коробочки со сладостями глухо стукнулись друг о друга в бумажном пакете, когда Аспен притормозил у больничного крыла, чтобы объясниться с мадам Помфри:
- Конечно, я не собираюсь долго тревожить Макмиллана, просто хочу извиниться. Он же очнулся?
Действительно, об этом Чэмберс не подумал – мысль о том, что староста Хаффлпаффа до сих пор валяется без сознания, вселяла тревогу и подкрепляла чувство вины. К счастью, мадам Помфри ответила, что бедный Макмиллан, жертва преступной халатности (по мнению самого Чэмберса), пришёл в себя несколько минут назад. Макмиллан лежал на больничной койке с подвязанной рукой, и вовсю разглядывал потолок лазарета.
- Привет, я – Аспен. Прости, что заехал квоффлом, - брови Аспена недовольно хмурились, а губы плотно сжимались в моменты пауз. Тому, кто не слышал содержания фразы, могло показаться, что Чэмберс злится или чем-то возмущён,  но пальцы, нервно сгибающие края бумажного пакета, выдавали волнение, - это вышло случайно. Кстати, Хаффлпафф победил.
Бегло осмотрев тумбочку, он оставил пакет со сладостями возле «Костероста», надеясь, что не придётся ничего объяснять:
- Это тебе, - немигающий взгляд застыл на перемотанной конечности, - как рука? Надеюсь, больше ничего не сломано! Ведь ничего?

+1

4

Опытным путем выяснилось, что «Костерост» на вкус так себе. Мягко говоря. Эрни был очень рад, что основную часть работы мадам Помфри проделала в то время, когда он был без сознания, потому что один Мерлин знает, какие гадости тут еще могли в него вливать или какие методы применять.
- А с лицом-то что было? – допытывался Эрни, пока мадам Помфри еще крутилась неподалеку.
- Скажи спасибо, что на себя похож, - сердилась та в ответ. – Сколько раз я говорила Дамблдору: это игра не для всех, и подвергать школьников такой опасности… В конце концов, Флинту вообще приходилось заново наращивать зубы! Куда это годится?
И хотя слушать это было не особо весело, когда мадам Помфри ушла, стало совсем скучно. Эрни чередовал два доступных ему развлечения – смотреть в окно и изучать потолок. Все соседние кровати пустовали. Ну, еще бы, начало года, надо быть «счастливчиком», чтобы вот так сразу сюда угодить.
Ход мыслей Эрни был прерван появлением посетителя. Дверь открылась, и он уже готов был увидеть мадам Помфри, но та, видимо, так и оставалась в приемной. А прямо к его кровати направлялся семикурсник из Рейвенкло. Эрни даже не сразу вспомнил, почему он здесь, и поначалу задался вопросом, что вообще этот парень здесь делает. Но скоро все встало на свои места. Он вспомнил, что перед ним охотник сборной Рейвенкло, и, судя по всему, либо сам виновник, либо тот, кого он делегировал.
- Аспен Чэмберс, - Эрни дважды коротко кивнул.
Он видел Аспена и знал, как его зовут, но они прежде не были знакомы и не особо общались. Представляться в ответ Эрни не стал, подумал, что глупо: уж наверняка ему сказали, кому он заехал квоффлом.
- Так это ты, - губы тронула невольная улыбка. – А я уж думал, темные силы вновь покушаются на жизнь Поттера, а я попался им под горячую руку.
Новость о том, что Хаффлпафф победил, Эрни очень порадовала. Мадам Помфри сказала, что его друзья с Хаффлпаффа заходили, пока он был без сознания, но итоги матча она у них не узнавала.
Эрни поблагодарил Аспена за сладости и подтянулся повыше, чтобы сесть поудобнее.
- Мадам Помфри сказала, что завтра утром меня отпустят. Только с повязкой придется походить еще неделю и пропить «Костерост». Кажется, рука сломана.
Но это было не так страшно по сравнению с перспективой сломанного носа или выбитых зубов (Эрни вспомнил страшную историю про Флинта).
- Расскажи, как все прошло? И как это случилось?

+1

5

Аспен не смог сдержать улыбки в ответ на предположение Макмиллана – конечно же, как говорили слухи, тёмные силы потерпели неудачу с профессором Грюмом и теперь решили вершить свои злодейские дела через Аспена Чэмберса, посредственного волшебника и страшного любителя магловских кроссвордов. Эта новость была бы в духе «Пророка», к которому, в последнее время, вся семья Чэмберсов относилась скептически. Если бы тёмные силы и правда так сглупили, они бы сделали большое одолжение всему магическому сообществу. Хотя, многие преподаватели не согласились бы с этим, сам Чэмберс считал себя глуповатым для семикурсника, не говоря уже об остальных студентах.
- Знаешь, если вдруг понадобится помощь, ты всегда можешь обратиться ко мне, - Аспен почему-то не мог позволить себе назвать Макмиллана по имени, - это из-за меня тебе приходится… - глаза Чэмберса выразительно посмотрели на бутыль с зельем, -  лежать здесь вместо того, чтобы праздновать победу.
Конечно, ему было известно, что пить «Костерост» то ещё удовольствие, об этом рассказывала сама мадам Помфри, хотя, по её словам, в кладовой лазарета хранились и более неприятные вещи. Поэтому Аспен и притащил сюда эти сладости из «Королевства», в надежде, что хотя бы так ему удастся смягчить последствия своих действий. Однако, даже желание исправить содеянное не могло побудить Чэмберса к доверительной беседе о поражении Рейвенкло.
- Как прошёл матч? Ну, это был не самый удачный выход на поле для меня, на тренировках всё как-то проще, - Аспен вспомнил, как легко порой бывало в компании своих, когда нет толпы малознакомых людей, тщательно следящих за тем, какое решение ты принял, - Саммерби молодец, да и Смит был в ударе.
Тон Чэмберса был нарочито небрежным, он изо всех сил старался показать, что проигрыш в матче его совершенно не трогает. Почему-то казалось, будто проигрыш целой команды делает незначительным и неуклюжим именно его, а Аспен не любил быть незначительным и неуклюжим. И особенно он не любил, когда кто-то замечал, что его волнуют подобные мелочи. Но каким же неловким надо быть, чтобы запустить квоффл в трибуну!
- Хотя Дэвис составлял достойную конкуренцию для Смита. Ну а я, видимо, хорош в том, чтобы избивать зрителей команды-противника. Если бы в сборную требовались деморализаторы, я бы прошёл даже без конкурса. – спохватившись, что вкупе с серьёзным лицом и бесцветным голосом это прозвучало так, будто Чэмберс спланировал своё нападение на Макмиллана заранее, он поспешил пояснить, - Квоффл должен был полететь в Роджера, но бладжер приехал прямо по метле, чуть пальцы мне не отбил! В общем, метла немного покрутилась, а я не успел остановиться и квоффл прилетел в тебя. Со стороны выглядело так, будто он попал тебе прямо в лицо. Удачно ты увернулся.
Хорошо, что в лазарете больше никого нет – не хотелось бы откровенничать в присутствии посторонних.
- Тебе, наверно, скучно здесь? – сам Аспен любил больничное крыло, ему нравился запах лекарств и зелий, а вид больного пробуждал в Чэмберсе желание немедленно облегчить страдания. Он даже искренне поморщился, когда представил как это неприятно – сращивать кости. Его так и подмывало выставить за Макмилланом наблюдение, чтобы всегда быть в курсе его состояния.

+1

6

Эрни утвердительно кивнул на предложение о помощи. И хотя он не совсем понял, какого рода помощь Аспен имеет в виду, уточнять не стал. Вместо этого он посмотрел в сторону двери, ведущей в приемную, откуда доносили причитания мадам Помфри.
Интересно, сколько еще времени ей надо проработать в Хогвартсе, чтобы смириться с тем, что студенты здесь всегда будут получать травмы? Эрни помнил мадам Помфри с первого года своего обучения, но она ведь работала задолго до… И травмы, полученные при игре в квиддич, были не самым страшным, что могла преподнести эта школа. Три года назад, например, на эти койки складывали людей, окаменевших после взгляда василиска. Да даже рука Поттера, из которой Локхарт нечаянно убрал кость, выглядела неприятнее. Вот где нужно море «Костероста»! А у него так, ушиб…
От мыслей о бедах студентов Хогвартса Эрни перешел к матчу. И хотя Аспен не сильно вдавался в подробности, все равно мысль о победе Хаффлпаффа грела с новой силой.
- Ох, бладжер, - выдохнул Эрни, когда услышал истинную причину, по которой в него прилетел квоффл. В общем-то, распространенное явление, просто не всем так везет – почти получить по лицу.
- Он частично и попал по лицу, просто подставленная рука смягчила удар, - Эрни прокрутил в воспоминаниях роковой момент. – Хорошо хоть нос не сломал, а не то пришлось бы тут долго торчать. – Он махнул рукой. – Так что не волнуйся, все обошлось.
Мадам Помфри вошла и напомнила, что неплохо бы хотя бы немного подремать, но Эрни с горячностью убедил ее, что сна у него ни в одном глазу. На самом деле большую часть времени он только и делал, что спал, и дальше сценарий в целом вряд ли поменяется. Ну, разве что друзья зайдут еще раз его проведать, ведь он так их и не увидел.
- Да уж, здесь не особо весело, - Эрни пожал плечами. – Но кто-то вон мне книгу оставил… Мадам Помфри сказала, что хаффлпаффцы были здесь, пока я спал. Наверно, они.
Помимо книги из развлечений было только старое радио. Приемник стоял на подоконнике как раз за спиной Эрни, и если постараться, он даже мог дотянуться до него. Громкость была почти на минимуме, а еще он сильно похрипывал и издавал кашляющие звуки, но сквозь эту какофонию можно было различить, как Ведуньи поют «Делай как гиппогриф».
- Если станет совсем скучно, потанцую, - Эрни невольно улыбнулся.
А потом он вспомнил, что у него есть сладости. Открыл пакетик и вытащил упаковку «Берти Боттс» и сунул в рот одну белую конфету, а пакетик предложил Аспену.
- Фу, мыло! – воскликнул он тут же. – А я думал, это кокос…

+1

7

Глаза Аспена с сомнением выискивали среди разноцветных конфет что-то наиболее безопасное в его понимании. Оранжевая не подходит – опытным путём Чэмберс выяснил, что это всегда тыква, либо печенка. Впрочем, оба варианта ему категорически не нравились. Глянцево-коричневое драже совершенно точно могло скрывать за собой шоколад или фермерскую грязь, что тоже не подходило – грязевой привкус мог надолго засесть во рту, испортив все впечатления от обеда, ужина и следующего завтрака, а это слишком долго для такой маленькой конфетки. Зато фиолетовый цвет его ни разу не подводил, но, к сожалению, его не было видно. Зажмурившись, Аспен вытащил наугад – ему попалась красная конфета, на вид не имеющая никаких вкраплений. Можно было понадеяться, что это клубника или вишня, но ощущения были такими, словно кто-то разлил во рту Чэмберса огонь, ещё хуже, чем в случае с «Перечными чёртиками». Его щёки, наверно, приобрели такой же красный оттенок, а глаза широко распахнулись.
- Чили, - наспех ухватив ещё одну конфету из пакетика, он мигом засунул её в рот. Это оказался чёрный перец, - можно твой стакан?
«В любой непонятной ситуации пей воду». Так гласила мудрость, выведенная самим Аспеном, после многочисленных гастрономических шуток отца. Мистер Чэмберс – сознательный элемент магического сообщества, надёжный сотрудник отдела магического правопорядка и ненадёжный родитель, мог бы составить хорошую конкуренцию братьям Уизли по части розыгрышей. Он совершенно бессовестно подсовывал сыну икотные конфеты, «Тараканьи гроздья» и шоколадные батончики собственного производства при каждом удобном случае. Так, например, от одного из них у Аспена выросли оленьи уши. Даже в этой ситуации ему помогла вода – мальчик пил её до тех пор, пока не перестал злиться на потеху отцу. Когда мистеру Чэмберсу наскучило, он просто дал сыну другой батончик, который вернул всё на свои места. 
- Агуаменти! – один взмах волшебной палочкой и пустой стакан наполнила прозрачная вода. Она не могла полностью избавить Аспена от чувства жжения, но хотя бы охладила рот. Сделав несколько глотков, Чэмберс заметил улыбку на лице Макмиллана, - Что? Чему ты улыбаешься? Думаешь, это смешно?
Хотя вопросы и содержали в себе угрожающие интонации, Аспен улыбался ему в ответ, будто завеса, отдаляющая их друг от друга, немного опустилась. Трудно сказать почему, но вдруг показалось, что Макмиллан понял его правильно – несмотря на внешнюю грубость, вопросы крыли за собой смущение и даже элемент игры. Будь Эрни здоров, Аспен бы пихнул его в бок.

Отредактировано Aspen Chambers (29.04.2018 20:28:06)

0


Вы здесь » HP: Draco dormiens nunquam titillandus » В стенах школы » Берти Боттс, квоффл и костерост


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC